Будни Севера

ElCapone

Пользователь
Регистрация
23.01.19
Сообщения
1.082
Реакции
1.315
Будни Севера

Комната с посеревшими от времени стенами и с чёрными закоптившимися потолочными балками. В первозданном виде осталась лишь мебель редких пород, добротно покрытая в своё время смолой, если, конечно, не считать некоторые потёртости и чернильные пятна, которые скрывались за накинутыми на кресла тканями, и за десятком разложенных бумаг на столе. Бумаг, которых было так много, что вместо пресс-папье, в дело шли любые вещи под рукой. Одну стопочку бумаг от шального сквозняка защищал неприметный браслет, а другую перевёрнутый серебряный кубок. Для хозяина эти вещи уже стали ориентиром: под браслетом хранилось всё касаемо провизии, а под кубком покоились бумаги прямиком из соседних холдов. Люди, служившие прежнему ярлу, рассказывают, что бывший владелец этой комнаты, то ли из-за отличной памяти, то ли из-за лени, требовал пересказывать ему все донесения своими словами, а услышанное держал лишь у себя в голове. Если же он бывало запамятовал, то по праву сильного его новая «правда» становилась правдой для всех. С тех пор прошло десятилетие, владение Винтерхолд ещё сильнее обезлюдело, но его приемник при этом не мог обходиться без своей маленькой канцелярии, что было, скорее, привычкой за года конторской работы, а не практической необходимостью. Абсурдность однотипных отчётов прекрасно понимали назначенные им коменданты крепостей, управляющие шахт и таверн, но почти ежедневно им приходилось садиться и, скрепя зубами, заниматься бесполезным и изматывающим чистописанием, не свойственным нордам.

«Меньше времени останется на обворовывание казны, - сидя наедине с мебелью и бумагами, размышлял создатель этих порядков, вертя в руке ножницы, - Благо их мизерное жалование наперёд учитывает их животную жадность… Вот интересно, а какую долю слитков себе оставляет Хёвдинг от каждого конвоя из форта Феллхаммер? Ладно, стоит отдать ему должное за его идею на плечах каторжников перевозить через ледяное плато ими же добытый корунд… Кажется, в сумме наивные попытки обойти запреты приносят нам в итоге больше, чем убытки от успешных. И зачем только другие холды содержат тюрьмы?»

Мужчина улыбнулся и легонько подбросил ножницы так, что из рук они очутились прямиком на столе. Мысли о деньгах, а точнее осознание их наличие, придавало уверенности. Сегодня он встал куда раньше обычного, но не хотел поднимать на уши длинный дом. Забота о людях? – спросите вы. Лишь отчасти: просто ему хотелось побыть одному, под что как раз можно было выделить эти несколько часов перед завтраком. Он сладко зевнул и ладонью растёр ещё неумытые слипающиеся веки. С водой в Винтерхолде дело обстоит тяжко: колодцев в этой ледяной скале не выроешь, так ещё и до ближайшего пресноводного водоёма несколько дней пути, но местных выручает снег - хорошо хоть этого добра тут топи не перетопи. Тем более, если брать в расчёт, что в борьбе с лютым холодом некоторые очаги на севере по полгода не затухают, то в плане дров топка снега совсем не обременительна.
«Может не ждать Эрика и самому сходить умыться? Вчера топили баню, так что вода, вроде, должны быть тёплая», - уже намереваясь накинуть халат, он прислушался – порывы ветра со свистом пересчитывают брёвна избы. Звук вихря «сдул» всё желание выходить на улицу, но вот ради чего он бы точно сейчас покинул свои уютные покои, так это ради возможности прямо с утречка спуститься к водам Моря Призраков и устроить с дружиной забой хоркеров, но к сожалению, при всем желании и имеющимся у него праве на это, было бы кощунством и глупостью раньше времени вырезать ещё не отъевшихся самцов и только-только обрюхаченных самок.

Его жажду крови понять можно: он уже и не помнил, когда последний раз у них проходил хольмганг, какой-нибудь тинг, закончившийся резнёй, или же старая добрая казнь. К слову о казни, именно благодаря нему в Винтерхолде начали зрелищно сбрасывать людей с обрыва. Такая казнь ему казалось довольно эффектной и – кто-то поспорит – менее кровавой, правда были и ряды тех, кто считал это глумлением над трагедией 122 года. Вообще, наличие пира у местных падальщиков, обитающих у основания скалы, зависит от тяжести проступка виновного и опасности, которую он может представлять живым: никто просто так не будет разбрасывать – в нашем случае сбрасывать – такой дорогой ресурс.

А тем временем мужчина уже сидел за столом, но заточенные перья покоилось в чернильнице: взгляд его застыл на том самом серебряном кубке, придавливающем письма. Эта посуда очутилась у него не по воле старого владельца. Что у вас возникает в голове, услышав вы: «Море Призраков»? Скорее всего айсберги, туманы и эти самые призраки. Как вы понимаете, ничто из этого не способствует безопасному судоходству в холодных водах. Пока торговцы несут тысячные убытки, местные обследуют береговую линию в надежде увидеть тонущий подарок судьбы. Так и случилось в тот день: нашему герою доложили о разбившимся судне, что было для него не в новинку. Всё что требовалось от него – отправить людей и получить свою половину от сокровищ, однако, к удивлению мужчины, на своих двоих к нему пришло одно потрёпанное и голодное «НО», которое представилось владельцем этой затонувшей посудины. Как гласят заповеди девяти, гостью уделили внимание, его сносно обули и одели, его согрели мёдом и дружеской поддержкой. Через время разговор зашёл о делах, что стало тупиковым моментом их общения: выживший не оценил ту доброту, которую с порога получил авансом: он принял в штыки разговоры, о тех вполне честных трёх четвертых от всего спасённого, что местные считали в этом случае платой по справедливости. «Я всё потерял! Всё! Я вложил в эту посудину столько… Поймите меня, у меня есть обязательства перед партнёрами, а на родине меня ждёт семья. Они же… Это какой-то грабёж!» - вопил он тогда, не зная, что нет смысла врать в глаза тому тому, кто в своё время успел набить шишки в этом грязном деле, которое называют "торговля". Потерпевший крушение не догадывался, что его собеседник уже успел уяснить правило «не обманешь – не продашь». Следом за принятием в штыки предложения о трёх четвертых, выжившего вывели на воздух, где тот принял булаву в висок.

Именно эту историю и прокручивал у себя в голове наш герой. Быть может, если бы первым делом он взглянул на находки, которые как потом оказалось были весьма сомнительного качества, то он бы махнул рукой на требования купца, но тогда этот человек своими словами умудрился взбесить всё окружение, не оставляя другого выбора… Зато теперь этот серебряный кубок, с крайне скудным содержанием благородного металла, служит для него лишним напоминанием, чем может обернуться жадность. Кто знает, сколько раз эта мелочь спасла ему жизнь, повлияв на конечное решение?

Стук в дверь, и следом в проёме появилось знакомое лицо слуги:

- Ярл Бьерн, там… - обычно Эрик первым делом интересовался как у его хозяина прошла ночь, после чего звал к столу, но по его сморщенному лицу было понятно, что есть вещи важнее завтрака, - Там прибыли всадники... Я мало, что разобрал из их слов. Говорят, что они от верховного короля Скайрима, который хочет лично видеть вас в Виндхельме...

- Виндхельм? Эрик, ты оговорился? – удивлённый мужчина со скрипом отодвинул стул и сел лицом к входу в свои покои.

- Я своими глазами видел щиты и знамёна Виндхельма, Ярл.

- С каких это пор… А, ну, видимо, подался в путешествие. Очень глупо, странно и мило со стороны Верховного Короля не гнать меня в Солитьюд, а лично прибыть на восток. Последнее стоит упомянуть при встрече... - мужчина встал, и Эрик сразу же начал подавать ему его вещи.

С подачи Эрика халат был заменён на рубаху, расшитую золотыми нитями, и на роскошную шубу. По ходу дела Эрику были заданы ещё несколько вопросов:

-Что ещё мне стоит знать, перед тем как я выйду на улицу?

- Этой ночью, быстрее чем хоркер съедает ведро рыбы, наш Луций, центурион, по западной дороге покинул Винтерхолд. Все отнекиваются и повторяют друг за другом, что не слышали никаких объяснений ни от него, ни от его людей. Я… Я осмотрел его кабинет и не нашёл никаких записок, которые поясняли бы столь стремительный отъезд. Там стоит запах дыма, на полу рассыпан пепел, а ящики стола пусты - всё это говорит о том, что кое-кто подчищал за собой.

- От кого? От нас? Шоровы Кости, Имперский ставленник среди ночи без моего ведома в спешке покидает город, а Верховный Король прибывает в Виндхельм, не считаясь с тем, какой удар будет нанесён по престижу Солитьюда… Эрик, что это за проделки Шеогарата? Что происходит?

- Да я скорее смогу выучить грамоту высоких эльфов, чем пойму имперцев. Да и зачем их понимать, пока они не трогают вас и ваше владение. Уже завтра на место этого чудака, Луция, пришлют нового Имперского протеже, зато мы сможем припоминать ему выходку его предшественника, парируя в нужный момент: "Мы были оскорблены! Империя позволяет себе слишком странные выходки".

- Верно, Эрик, верно. Не зря о таких людях, как ты говорят: «Для мудрого правления им не хватает лишь своего владения...» - ражая борода не могла скрыть улыбку мужчины в шубе.
 
Последнее редактирование:
Сверху